вторник, 17 июня 2014 г.

Колдун хаоса. Файт "Ярость"

Для конкурса "Ярость" я закончил работу. Дедлайн 22-го, но тянуть не вижу смысла. Всё равно лучше не нарисую.
Собственно концепт:

Полноценный арт (за основу позы брал старый концепт Дарта Маула из Star Wars):

И предыдущий вариант:

С маленьким промежуточным изображением:

А так же описание персонажа в виде фанфика:
-Верно Вам говорю, господин, оба в своей постели захлебнулись - утвердительно кивая головой, сказал молодой крестьянин.
- В спальне на втором этаже? Может ужрались в хлам и проблеваться не смогли? -усмехнулся Рихард.
Парень насупился и с вызовом глянул на охотника.
Стоявший рядом с ним старик ответил за него.
- Не пьющие они были. И не пахло у них ни чем хмельным. Только водой тухлой. Как в застойном пруду. Да и седьмицу назад в деревушке соседской, что за взгорком мальчишку в сухом погребе нашли.. и то же утопленными. - крестьянин бросил вороватый взгляд по сторонам и покосился на молодого. А тот с уверенностью заявил.
-Вам-то, господин, может и виднее, но чую что без сил тёмных не обошлось. Колдуны аль демонопоклонники энто!
Окованный сталью сапог, так и не спустившегося с коня Рихарда, с хрустом врезался в лицо парня. Тот взвыл и покатился по земле, прижимая руки к разбитому лицу.
-Вздёрнут твоего парня, милейший. - усмехнулся Рихард. - Болтает он много!
Старик согнулся в подобострастном поклоне.
 -Не гневайтесь, господин охотник. Дурак он у меня ещё. Уж мы его сами розгами проучим. Век молчать будет...
Рихард тронул коня вперёд. Старик семенил рядом непрестанно кланяясь, ругая сына и всё просил не гневаться. Парня же подняли, и какая-то сердобольная баба уже оттирала его лицо от крови.
Мужичьё расступилось. Взгляды их были хмурыми и полными неприязни, но ни кто не дерзнул заступить  путь охотнику на ведьм.
Вдруг у него за спиной заголосила женщина:
-А ведь он молчал об этом! Молчал, но вы не слышали его! Колокольца звенят! Близится время перемен! Сто дорог, тысяча путей, множество рук!
Рихард резко повернул коня, едва не задавив одного из местных.
Он увидел как в толпе размахивая руками кричала женщина. Её глаза были безумны, а с губ срывалась пена. В этот момент кто-то из стоявших рядом с ней мужчин с размаху ударил её кулаком. Захлёбываясь криком она упала.
В толпе раздались возгласы:
-Ведьма! Тварь! Сжечь ведьму!
Толпа накрыла её. Мужчины и женщины, с озверевшими от страха и злобы лицами, били и терзали её. Несколько мгновений и окровавленное, избитое тело потащили прочь из деревни.
- Благодарствуем, господин охотник! Вона как вы ведовку быстро изчислили. Пару слов-то сказали, а она сама себя и выдала, - заговорили оставшиеся подле Рихарда крестьяне.
Рихард презрительно взглянул на них. Дураки. Жестокие дураки. Но спасение бабы не его забота.
-О чём она верещала? - спросил он.
- Да важно ли это, господин? Мы её на околице к столбику прикрутим, да и хворосту у нас найдётся для хорошего дела, - заухмылялись местные.
- Я задал вопрос, - процедил Рихард.
Крестьянин вздрогнул. Спорить с охотником на ведьм было всё таки страшновато.
-Да был тут намедни святой человек. Ни вещал ни чего, не призывал ни к чему. Просто по деревне прошёл. Ления, покойная, ему молока крынку, да хлеба краюху вынесла. Но он и того не взял. Прошёл через деревню, да и всё. А Гудрун, - сплюнул крестьянин. - видать изозлилась да и навела на неё и мужа порчу. Колдовством сталобыть две души и сгубила.
От дальнего края деревни раздался вопль нечеловеческого ужаса. Похоже пресловутая Гудрун поняла что её ждёт...

Я с матерью пришёл  в это село из Мидхейма. Отца я не знал. Но матушка говорила что он знатного рода, что придёт время и он нас отыщет. Но время шло. Отец не торопился. А жить на что-то было нужно. Матушка занималась в деревне самой разной работой. И убирала-потчивала скотину, и обстировала местных. А потом к ней прицепился деревенский староста, зажал её за овином... Мать кричала, но ни кто не пришёл ей на помощь. На следующий день в моих руках оказались окровавленные вилы.
Потом я помню как меня били и кричали "ведьмин выкормыш", "убить"...
Мать сожгли у меня на глазах, она горела молча, только смотрела на меня и плакала.
А эти твари... Они переломали мне все кости и полумёртвого бросили в старый иссохший колодец.
Я лежал сходя с ума от боли и бессильной злобы, изломанное тело билось в горячке. Хотелось пить, но колодец, дарующий воду, был сух. А ещё здесь я услышал голоса. Сначала я боялся их, ругался с ними. Они кричали о смерти и муках.. Потом я просил их убить меня... Моё тело пожирали черви. Я чувствовал это. Но не умирал. Это продолжалось долго. Целую вечность. Моим мучениям не было конца. И злость что переполняла меня начала выплёскиваться наружу. Я стал просить голоса дать мне силы выжить, дать мне руки что бы задушить всех тех выродков, что сломали меня и убили единственного родного мне человека. Я пытался кричать проклятья, но разбитая гортань не издавала ни звука.
И голоса вняли мне.
Боль начала уходить. Разбитый череп и переломанные кости отделились от меня. Давно вытекшие глаза вдруг стали мне не нужны. Да. Я ни чего не видел, но чувствовал всем своим телом что происходит вокруг меня. И руки. Голоса вернули мне руки. На них не было пальцев, но их стало много...
А потом в сонм голосов вторглись новые два.
- Вот в этот колодец тварь и бросили!
-Ганс, пойдём домой, я боюсь. Это не хорошая игра. Мама будет ругаться.
-Трусиха. Тот колдунишка уже сто лет как помер. Загляни внутрь.
-Сам и гляди.
Я почуял как кто-то навис над мной в нескольких ярдах. Голоса во мне зашептали: "убей", "причастие". И я внял им. Они называли меня ведьмовым сыном.И я стану им. Вверх взметнулись мои руки. Множество рук.
Мальчишка коротко вскрикнул. Я стянул его вниз, обвился вокруг него. И вдруг вокруг меня заплескалась вода. В высохшем колодце вновь появилась вода. Я стал жадно её поглощать. А когда вспомнил про мальчика, он был уже мёртв. Захлебнулся. В сухом колодце...

Крестьянку всё таки сожгли. Не драться же было с мужичьём из за такой ерунды, как какая-то баба. Да и местным надо было выплеснуть эмоций. А то не ровен час...
Ведьмой она правда едва-ли была. Скорее её подвёл склочный характер, да падучая. А вот "святой" Рихарда озаботил серьёзно. Конечно проповедников и безумцев орущих про конец света и последние времена сейчас развелось не мало. Но вот за эти молчаливым пилигримом тянулся странный след не менее странных смертей.
Конь мерно вышагивал по лесной дороге. Сверху с тихим шелестом падали листья. Осень выдалась в этом году хорошая. Тёплая и сухая.
Рихард  размышлял. Если пилигрим был здесь всего два дня назад, то есть шанс догнать его возле старого кладбища у Хугельдорфа. Дорога-то тут до самого Бергштада одна...
Его размышления прервало бряцанье метала. Охотник поднял взгляд.
В десятке ярдов от него стоял облачённый в балахон человек. В одной руке его был посох со старыми колоколами, а в другой не зажжённая свеча. Лицо и кисти рук скрывались за складками старой материи.
-На ловца и зверь бежит,- процедил Рихард. - Эй, старик! Нам бы побеседовать!
Человек в балахоне не шелохнлся. А вот конь под охотником вдруг взвился на дыбы. Рихард успел спрыгнуть с него, до того как бедная животина упала захлёбывась пеной и непонятно откуда взявшейся водой.
Рихард зарычал и, выхватывая пистоли ринулся на.. Да. Теперь ясно это колдун!
Резко затормозив шагов за пять до противника, охотник на ведьм вскинул пистоли и надавил на спусковые крючки. Первая пуля вошла колдуну в грудь, вторая пробила голову. Из под  разорванного капюшона выпал пробитый пулей череп, облепленный кусками свежей плоти. Тело под плащом стало оседать на землю.
- Н-да... Как то оно быстро закончилось, - усмехнулся Рихард убирая оружие.
В этот момент разрывая ткань балахона от колдуна к нему метнулся десяток щупалец. Охотник успел отпрыгнуть назад и схватился за меч, но подскользнулся и упал. Под руками была вода. Кругом была вода. Размахивая мечом охотник вскочил на ноги. Несколько щупалец упали отрубленные его клинком. Но из воды появлялись новые. Охотник отступал стараясь не подскользнуться.  Проклятое колдовство. Ни какой воды здесь только что не было!
Отмахиваясь от наседавшего кошмара, Рихард отступал с дороги к деревьям. Попробовать забраться повыше, зарядить пистоли, правда не ясно в кого стрелять.. но и не погибать же тут уже почти по грудь в затхлой воде!
Наконец рядом оказалось спасительное дерево. Кинжал отброшен в сторону. Отпихнув ногой, оказавшееся на пути щупальце, охотник на ведьм прыгнул вверх. Рука его сжалась на низко нависшей ветке. Рихард попробовал подтянуться, но кора под его ладонью вдруг покрылась слизью и обернулась одной из конечностей колдуна. Потеряв опору охотник рухнул вниз.
Вода сомкнулось над его головой. В глубине,  во мраке он  увидел трупы утопленников. Пару зажиточного вида крестьян с перекошенными от ужаса лицами, мальчишку двенадцати лет с крынкой в руках, и ещё... Множество трупов. Рихард захлёбываясь рванулся вверх.
Вода расступилась, вокруг него были выложенные камнем стены глубокого колодца. Вверху он увидел ухмыляющиеся крестьянские рожи и услышал смех.
-Ведьмин вскормыш.
-А мамашка-то хорошо горела, жаль тока тихо.
-За-то этот от души поорал.
Рихард попытался окрикнуть крестьян, но горло его пережимало щупальце. Он ещё пытался отбиваться, но кошмарная тварь со страшной силой тащила его на дно...

Я стоял на дороге. Рубище монаха я сменил на одежду выродка-охотника. Широкополая шляпа водружена на пробитый куском свинца череп, Плащ с высоким воротником срывает моё пугающее для двуногого скота тело. Понравившиеся и давно сопровождающие меня бронзовые колокола я перевесил с посоха на пояс. За полторы сотни лет с моего возрождения я сменил уже не мало обличий. И это не самое удобное, но и далеко не плохое.
Голоса обещали мне силу. Много силы, когда колодец будет наполнен...

Комментариев нет: